Искра

Человеку дано понять свыше — что такое зло и что такое добро. Причем не в абстрактном, а в примитивно-интуитивном понятии. Более того, только человек может совершать подсознательно-неосознанный грех. Эти проступки истончают душу, гасят огонек, и намного сильнее, чем чем грех осознанный.

 

Вот что такое осознанный грех? Например, один человек позарился на имущество другого. И украл его. Это безусловно плохой поступок, но он был совершен в полной гармонии с Инь-Янь: духом и разумом. И вор полностью осознает то, почему он совершил кражу и несет на себе этот крест. Он выступает сам перед собой и судьей и подсудимым, и оправдывает себя тем, что у него была на это причина.

 

Разве можно обвинять грешном поступке голодное дитя, которое стащило булочку для того, чтоб не погибнуть от голода?

 

Так и наш вор. У него есть оправдание, он сам себя обвинял, сам себе вынес приговор и сам себя простил. И не смотря на кражу — его душа чиста и огонек задорно мерцает в глубине.

 

Другое дело — подсознательно-неосознанный грех. Вот что это такое вообще? О, это то, что собственно отличает стадо овец от социума людей. Способность совершить мерзкий поступок, отрицая всю его мерзость.

 

Вот как бывает в стаде. Захромала овечка, идти со всеми не может. Ну взял пастух, прирезал ее да и съел. У животных вообще все просто. У людей несколько сложнее, потому что власть над людьми держит не пастух, а точно такие же люди. А это знаете ли, как-то раздражает. Всегда думаешь — почему он, а не я, кто дал право и вообще, что эта власть там творит?!

 

А что творит власть? Да ничего особенного, то же что и всегда — пытается манипулировать сознанием масс. И вот-тут то происходит диссонанс этого самого Инь с Янем! Когда в разум постоянно гадят, то душа сопротивляется. Это очень тяжело, сопротивляться и идти против толпы. Где это видано, чтоб здоровые овцы спасли заболевшего ягненка? Да нет, они радостно растопчут его. Во имя всеобщего блага великого стада, разумеется. Души у них нет, болеть нечему. Все правильно, все верно.

 

С людьми сложнее. Вот не нужны власти инвалиды. Потому что мало чего производят, но зато много чего потребляют. Но обычно вот просто так взять и уничтожить всех инвалидов нельзя. У них есть родственники и знакомые, которые поднимут вой. Опять же разные СМИ, которые будут задавать неудобные вопросы — а почему племянник министра финансов, будучи одноногим — не подлежал тотальному истреблению. Ну и всякое такое.

 

По этому для власти сначала нужен внешний враг. И неважно какой — мифические фашисты, выдуманные агрессоры или несуществующие инопланетяне. Самое главное — чтоб об этом говорили люди. Потому что мысль — она материальна.

 

Сначала в людях создают веру в то, что все их беды и несчастья — дело рук Врага.

 

Раньше мужик, когда забивая гвоздь, попадал по пальцу — орал и матерился, а потом сам себе говорил, что пить меньше надо — тогда и руки трястись не будут. Теперь же в боль в пальце четко ассоциируется с разными образами — «жыдами», которые сделали плохой гвоздь, «укропами», которые продали некачественный молоток и с «пендосами», которые сделали паленую водку. И при этом совершенно не важно, что молоток, гвозди и водка — местного производства. Самое главное — это вера. Фанатики — они как бараны, их удобно направлять.

 

Затем нужно придумать слово-метку, с помощью которого можно будет отделять одних людей от других. «Национал-предатель», «либераст», «недобиток» и прочие «враги народа». Теперь главное отыскать прецеденты, когда предателями и врагами народа выступали разного рода инвалиды. И массово, массово внедрять это в сознание: калека — это враг.

 

Потом уже проще. Слово «инвалид» не употребляется вообще, а вместо него используют, ну допустим — «недочеловек». Соответственно нет конфликта и с законами. Ну подумаешь, толпа забила насмерть безногого шахматиста. Ведь он же «недочеловек», а по закону судить за убийство «недочеловека» нельзя. Максимум — штраф за жестокое обращение с «недолюдьми».

 

Затем создается информационный капкан. Машина пропаганды транслирует два вражеских лагеря. В одном, отвратительного вида мускулистые молодчики в черных масках, исступленно требуют пустить всех калек на мясо. В другом здоровые и красивые люди целуются с отвратительного вида инвалидами. Главное — загнать разум потребителя в рамки между «нужно убить всех недочеловеков»  и «всех инвалидов надо любить». Чтоб в сознании была возможность выборочного уничтожения «недочеловека» и выборочной любви к «правильному инвалиду»

 

Тогда манипулировать человеческим стадом будет просто. Этого — любить, а это — убить. При этом власти даже не нужно маркировать их  — всегда найдутся те, кому данный «недочеловек» когда-то давно отдавил костылем мизинец на ноге. А за такое и убить не жалко!

 

Затем последуют выборочные казни, оформленные во всякие ток-шоу «Пусть горят с Андреем Малаховым». На этих передачах будут общаться с «недочеловеками», определяя, кто достоин помилования — а кто казни, путем гуманного сожжения за три минуты в крематории на Первом Канале.

 

Ну а затем за дело принимаются политики. И в конце концов выпускают закон, по которому «запрещено сохранение жизни недочеловекам». Приняты законы, нормы на отличие «недочеловека» от человека, сломлены все моральные барьеры.

 

И вот тогда, когда ты смотришь на то, как убивают несчастных калек — твоя душа кричит твоему разуму — очнись, это — зло! Но твое Инь этого не слышит, и огонек Янь начинает гаснуть.

 

Потому что это — неосознанный грех, который ты делаешь без понимания, а потому не сможешь сам себя осудить и сам себя простить.

 

Эта духовная гниль, которая поселилась в тебе, при помощи малодушия, когда ты не выступил из стада на защиту «либерастов», «геев», «калек», «укропов», «пендосов». Потому что «ты один ничего не можешь», «у тебя семья», «по телевизору не врут».

 

Огонек твоей души будет гореть все слабее и слабее, потому что духовная гниль, не найдя выхода наружу из-за «духовных скреп», которыми ее надежно удерживают в тебе, будет только расти, как раковая опухоль захватывая все больше и больше.

 

В конце концов искра погаснет. А ведь это только то, что отличало тебя от животного.

 

 

 

 

 

Домашнее задание:

 

  1. Как лгать без обмана?
  2. Как убить не замарав рук кровью?

 

Насколько легко манипулировать человеком?

В 1954 году турецкий психолог Музафер Шериф подумал: а что будет, если забросить две группы детей в отдалённое безлюдное место и заставить враждовать друг с другом?

 

Другого способа удовлетворить научное любопытство, кроме как эксперимент, Шериф не знал, поэтому набрал две группы из одиннадцати обычных 11–летних детей в каждой. Дети были уверены, что отправляются в летний палаточный лагерь и предвкушали три недели безмятежного лазанья по горам, рыбалки и купания.

 

Никто из них и представить не мог, что родители уже подписали согласие на их участие в эксперименте Шерифа, и что есть ещё одна ни о чём не подозревающая группа сверстников, специально набранная для стравливания с ними.

 

Первую неделю всё шло хорошо, поскольку обе группы держались отдельно друг от друга. Это время отводилось на то, чтобы выстроить отношения внутри каждой группы. И там и там образовалась определённая иерархия, нашлись лидеры и придумались названия – одна группа пожелала именоваться «Орлами», другая – «Гремучими змеями».

 

И вот когда из каждой группы образовалась «настоящая команда», Орлам и Змеям позволили «случайно» узнать о существовании друг друга. Начался второй этап эксперимента, на котором исследователи всячески старались подстроить конфликтные ситуации, а потом наблюдали, как далеко зайдёт вражда.

 

Началось с невинных игр вроде баскетбола и перетягивания каната и призов в виде перочинных ножичков для победителей, и обидами для побеждённых. Потом исследователи умело расширили и углубили конфликт, и, в конце концов, организовали вечеринку, на которую Орлов привезли немного раньше.

 

Прибывшие первыми с удовольствием съели всё самое вкусное, оставив соперникам жалкие объедки. Змеи оскорбились и пошли обзывать Орлов. Потом последовало бросание тарелками с едой, которое, в конце концов, вылились в полномасштабную битву. После этого дети из разных групп приходили в ярость каждый раз, когда видели друг друга, и каждый раз старались устроить соперникам какую–нибудь пакость.

 

В общем, Шерифу и его команде удалось в рекордные сроки (меньше трёх недель) превратить обычных 11–летних детей без поведенческих проблем в толпу агрессивных дикарей. Да здравствует наука!

 

Кстати, Шериф проделывал подобные эксперименты трижды, и каждый раз они заканчивались серьёзными потасовками.

 

 

 

Как видно из эксперимента — людьми управлять очень легко. Но самое интересное то, что взрослыми людьми гораздо более легче манипулировать, чем детьми.

 

Все дело в том, что у взрослых людей в связи с физиологическими особенностями человеческого организма, мозг начинает усыхать и новую информацию для них становится воспринимать все труднее. Особенно хорошо это проявляется у лиц, которые не заняты высокоинтеллектуальной работой, которая позволяет тренировать способность к восприятию новой информации. Однако есть часть людей, которая не занимаясь умственным трудом, от природы недоверчива и подозрительна. Это явление эволюции называется «критическое мышление».

 

Как и обычную силу, критическое мышление можно получить двумя путями — от природы или при помощи тренировок. А можно и потерять, например — от школьных зубрежек. Между прочим эрудированный человек или человек обладающий большими знаниями в своей профессии не обязательно является критически мыслящим в общем смысле. Например — Анатолий Вассерман.

 

 

 

Каким же образом развить критическое мышление у себя и научить своих детей не поддаваться манипуляциям? Об этом читайте в следующей статье.

 

 

 

А пока что небольшая, но поучительная история пользователя kotenochkin:

 

Дело было то ли в шестом, то ли в седьмом классе, не помню уже. Со мной учился один парень – тихий, незаметный, из простой рабочей семьи. И фамилия у него была очень подходящая – Молчанов. У меня с ним никаких взаимоотношений не было вообще, кажется мы с ним даже ни разу не разговаривали ни о чём.

И вот как–то на перемене все как всегда бегали, орали толкались — броуновское школьное движение. И вот, пробегая по школьному коридору мимо этого самого Мочанова, я, за каким–то фигом, отвесил ему пенделя. Просто так, без причины, по дури. Не сильно. Он развернулся с обиженным лицом и треснул меня кулаком по плечу. Я ответил. И тут вмешались те, кто постарше. Кажется, девятиклассники.

Они нас растащили, и объявили, что разборки будут после школы – бокс и всё такое.

Мы досидели оставшиеся уроки и отправились в школьный двор. Шли рядом с этим Молчановым, стараясь не смотреть друг на друга.

Во дворе уже была толпа народу – слухи по школе разлетелись быстро, всем хотелось бесплатного развлечения. Нам объяснили, что будет не драка, а бокс – ногами не бить, на землю не валить. Сказали, что будут следить за временем и отсчитывать раунды. Организовывали всё старшие.

Дали команду, мы начали.

Я был на пол головы выше ростом, руки длиннее, да и, наверно, был посильнее физически. Поэтому большинство ударов доставалось бедному Молчанову. Очень скоро у него уже был разбит нос, на глазах стояли слёзы, но он не сдавался.

Закончился первый раунд, начался второй. Публика сильно радовалась, подбадривала. В какой–то момент я подумал – зачем мы это делаем? Никаких отрицательных чувств к противнику я не испытывал, ничего плохого он мне не сделал, даже, скорее, наоборот – это я первый начал, причём без повода. Делить нам было нечего. Так почему же мы сейчас дубасим друг друга кулаками? Непонятно.

Молчанов устал, отбивался уже с трудом, пропускал всё больше ударов. Лицо было в крови, кровь затекла в рот и окрасила зубы в красный цвет. Толпа кричала – добей, добей!

Боковым зрением я видел довольные лица организаторов–старшеклассников.

Мне вдруг стало очень погано. Захотелось поскорее всё это прекратить. Сначала я хотел ударить так сильно, чтобы Молчанов, наконец, упал и больше не поднялся. Но я представил радостное гиканье толпы, представил, как меня будут поздравлять, и как мне всё это будет противно.

И тогда я остановился, и сказал:

— Признаю себя побеждённым!

И всё закончилось. Толпа издала стон разочарования, и все стали расходиться. Ко мне подходили, и говорили – ну ты что, ещё немного, и он бы свалился. Надо было добить.

Я шёл домой, и чувствовал, что во мне что–то изменилось. Но что – я никак не мог понять. Маленький ещё был, наверно.

А сейчас я уже взрослый, почти старый. И начинаю догадываться, что тогда со мной произошло.

Наверно, я стал человеком.

Как воспитать своего ребенка умным

К моему глубокому сожалению, мировым стандартом нормального человека в современном мире является глупость и очевидность. Это конечно понятно — умные люди способны переломить устоявшийся ход вещей и установить новый порядок общества — технократию. Когда вместо жуликоватых и лживых политиков государством управляет ЭВМ, для которой нет понятий «взятка», «нужный человек», «позвонили сверху».

Читать далее «Как воспитать своего ребенка умным»