Муравьи, Африка и дедовщина

Существует такой метод выведение муравьев из квартиры: вся пища и вода убираются, выставляется блюдечко с сахарным сиропом, которое нужно постоянно пополнять. Через месяц доступ к халяве прекращается и муравьи погибают от голода, потому что возникает новое поколение, которое умеет потреблять только сахарный сироп.

 

Аналогичная картина представляет собой современную Африку. Во времена колонизации, белыми людьми, было создано нечто вроде блюдечка с сиропом, в обмен на ущемление некоторых прав и свобод. Спустя некоторое время, белые люди ушли, оставив аборигенам свободы сколько угодно, однако блюдечко опустело.

 

Как результат — все эти свободные и независимые африканские страны делают всё возможное и даже невозможное, чтобы остаться дикими, бесперспективными и депрессивными черными дырами, где человеческая жизнь не стоит ничего, где геноцид это привычное ежедневное состояние, где ксенофобия и нищета это образ жизни и где никогда уже ничего хорошего даже быть не может.

 

Это то к чему пришли почти все страны Африки после деколонизации, сами, добровольно и с сияющими глазами. Всё сами, если внимательно смотреть на каждую из африканских стран, то вмешательство европейцев минимально, все, что уничтожает Африку и что превратило её в тот кошмарный ужас, которым она является, это все достижения местных жителей, которых насильно инфантилизировали.

 

Выгодно ли это европейцам или китайцам, что продолжают выкачивать из Африки ресурсы? И да и нет, с одной стороны, в мутной воде легче темные дела мутить, с другой стороны, тотальный бардак и криминал мешают большому бизнесу. При колониальном режиме выдаивали из континента больше. Так что этот хаус не поддерживают зарубежные страны, они используют результирующий хаос, это так, но хаос этот построили сами африканцы, благодаря приучению к халяве, а потом резкому прекращению. И что самое печальное — не по злому умыслу, а из лучших побуждений.

 

Точно так, из лучших побуждений и чистой материнской любви, мать-одиночка пытается оградить своего сына от всех проблем — подыскивает правильный детский садик, приличную школу, учит с кем дружить и от кого держаться дальше, не пускает поздно гулять и вообще огораживает от всех забот: сходить за хлебом или вынести мусор, зачем вот это все? Она и жену ему подыщет подходящую и проследит, чтоб та заботилась о ее любимом ребеночке.

 

Но жестокая реальность внезапно и подло меняет все планы: ее сына забирают в армию, где он страдает от «дедовщины», хотя там нет никакой дедовщины, просто его никто не учил как поступать в конфликтных ситуациях и самостоятельно решать проблемы. Все, что он может — это сообщить какому-то офицеру о своих проблемах. Однако офицеру на него плевать, как и всему остальному человечеству. Этот факт оказывает на психику такой же эффект как и отсутствие сиропа в блюдечке для муравьев.

 

Занимательный аддиктогенез

Самоучитель по зависимой жизни

 

Сарказмом, тонким, как скальпель, доктор уверенно разрезал психологическую оболочку больного.

— Это что, кровь? — дрожащим голосом спросил больной.

— Это говно, — улыбнулся доктор. — Но не переживайте, кровь у вас тоже говно.

 

Если ты, мой друг, все еще не понял, куда попал, то у меня для тебя мерзоватенькие новости: ты — примат, наделенный сознанием; это значит, что тебе придется осознавать всю происходящую с тобой хрень в течение всей жизни, переживать, дрожать за себя и за своих близких, волноваться за свое здоровье, за успехи, за социальный статус, стареть, умирать, тлеть. Такие дела.

Нет, ты можешь относиться к жизни как к редчайшей привилегии, радоваться, развиваться, работать, преуспевать, быть ответственным за свое здоровье, творить, заботиться о ближнем своем. Но нахуя, скажи мне, нахуя тебе эти напряги?

Я расскажу тебе о самом простом пути: стань зависимым. Так делают многие. Так делают все, кто понял, что не будет нести на себе груз жизни. Ибо незачем. Они очень быстро пришли к трем простым убеждениям:

1. “Я — говно”.

2. “Люди — говно”.

3. “Жизнь — говно”.

И ты тоже придешь. Тебе помогут. Общество легло на аддиктивный дрейф. Ты быстро поймешь, что ничего такого из себя не представляешь, что от людей исходят одни только неприятности, что жизнь — боль. Эти три истины облегчат твой аддиктивный путь, путь доступных, постоянно повторяющихся удовольствий. И неважно, если ты при этом будешь год от года становиться слабее, глупее и хуже (см. первое убеждение), неважно, что скажут другие (см. второе убеждение), ибо все — тлен (см. третье убеждение).

Но есть небольшой набор препятствий для аддиктивной жизни. Если их не учесть, аддикция может и не случиться, и тогда — невыносимая осознанность, мерзкая ответственность и постылое жизнелюбие. Внутри — несколько рекомендаций для вхождения в аддиктивную жизнь.

 

Рекомендация первая. Начни с детства.

Тебе повезло, если твои предки пьют или колются. Или курят. Или переедают. Вполне возможно, что ты носишь нехорошие варианты тех самых генов, которые влияют на метаболизм алкоголя. Или те несколько генов, которые влияют на паттерны пищевого поведения. Или те несколько десятков генов, которые влияют на работу нейромедиаторных систем. Но этого недостаточно, ибо гены предрасполагают, а не предопределяют. Пойми, у тебя всего лишь одна жизнь, нельзя допустить, чтоб она была нормальной и осознанной, ведь это такая ответственность! Очень хорошо, если родители тебя пиздят. Да, это не значит, что они тебя не любят, это всего лишь означает, что они педагогически безграмотны, но когда ты — ребенок, тебе кажется, что ты недостаточно хорош, а ведь из этого потом может вырасти убеждение номер один: я — говно. Если пьющие родители тебя в детстве часто пиздят, уделяют мало внимания, не заботятся, то полдела сделано: у тебя сформирована аддиктивная предиспозиция, дальше наверняка будет аддикция. Но не стоит расслабляться раньше времени: ведь дело не в количестве пиздюлей, полученных в детстве. Дело в том, как глубоко ты на это обиделся, как тщательно ты кумулируешь обиды, как умело ты их гипертрофируешь и как старательно игнорируешь и амнезируешь положительные эмоции, которые также имеют место в жизни. (Хорошенько запомни эти обиды: потом, в будущем, в кабинете психолога рассказывать надо именно об этих обидах, чтобы тебя пожалели.) С самого детства пропитайся недоверием к родителям, ведь это недоверие — то самое тесто, из которого ты потом слепишь убеждение номер два: люди — говно.

Гораздо сложнее, если родаки не пьют, и растешь ты в хорошей семье. Это проблема, друг мой. Не знаю, что посоветовать: позавидуй свободе и раскованности дворовой гопоты, помечтай о киногероях с отрицательным обаянием, подумай о Ленноне, Моррисоне, Эми, на худой конец, Уайнхаус. Опирайся на социокультурные стереотипы, ибо при нормальной психогенетике и адекватной семье они — единственный, при этом довольно ненадежный фактор твоего аддиктогенеза.

 

Рекомендация вторая. Зацикливайся на одном.

Это важно. В подростковые годы, когда мы пробуем одно, второе, третье, очень важно зациклиться на чем–то одном. Это произойдет не сразу. Первая рюмка — это еще не зависимость, это выбор. Самая потрясающая привилегия сознающего ума — выбор. Можно выбирать образование, спорт, отношения, работу, хобби, творчество, духовность. Но это опасно для тебя! Ведь все это и есть жизнь, а жизнь — то, что не входит в твои планы. Медленно положи все это на землю и отойди назад, и без глупостей, сынок. Смотри рис. 2:

 

 

Выбирая все эти опции нормального бытия, ты останешься на территории Нормы и будешь обречен влачить постылое существование нормального человека. Это не для тебя. Выбор — это ответственность, а ответственность всегда страшит, поэтому — нахуй выбор! Посмотри на рисунок, на поле Болезни: там написано слово “компульсия”. Произнеси это слово, повтори, еще раз, еще. Слышешь как оно звучит? Ком–пуль–си–я. Слышишь приятное бульканье? Воот. Компульсия — это навязчивое действие. Действие, отрованное от своего субъекта, длящее само себя, живущее своей собственной жизнью. Компульсия: действие есть, а ответственности нет. Это то, что тебе нужно вместо бремени выбора. Когда ты достигнешь компульсии, тебе не нужно будет ничего решать. Компульсия сама поднимет твою задницу с дивана, поведет туда, где можно намутить и сама за тебя все сделает — ты только наблюдай за этим отстраненно и наслаждайся. Это будет длиться каждый день. День за днем. Постоянно. Но как дойти до блаженной компульсии? Очень просто: зацикливайся. Тебе предстоит, опираясь поначалу только лишь на осознанный выбор, повторять одно и то же аддиктивное действие. Если это алкоголь, наберись терпения, нужно несколько месяцев или лет регулярного употребления. Если это опиаты — все произойдет очень быстро. Дело вкуса. Найди свое. Табак — тоже очень быстро. Найди, найди свое. Лучше сразу несколько аддикций, так надежнее. Алкоголь, табак, наркота. Незабывай про аддиктивный фаст–фуд: соцсети, компьютерные игры, порнуха. В аддиктивном меню есть много неклинических, более изысканных форм аддикции: аддиктивные отношения (love addiction), например: влюбись в кого–нибудь и неустанно еби мозг ему и себе, о да! Повторяющийся выбор рано или поздно станет поведенческим автоматизмом, и ты сдвинешься в сторону болезни:

 

 

Рекомендация третья. Отрицай.

Обрати внимание на заштрихованную зону. Это тот переходный момент, когда выбор становится привычным (привычный выбор — очень интересное словосочетание, не так ли?) Это все еще не аддикция, рано радуешься. До 1964 года в тезаурусе поведенческих расстройств Всемирной организации здравоохранения красовалось определение “drug habituation”; это именно оно. Заштрихованная зона — тот отрезок на линии жизни, когда твое употребление уже не является свободным выбором, но все еще не тянет на клиническую аддикцию. Но! Окружающие начнут делать замечания. Не ведись на это, смело посылай их нахуй. Начнутся проблемы на работе или на учебе. Дело не в тебе: руководитель — пидарас, а декан — тварь. Девушка изменит. Она — блядь, ты всегда это знал. Попадешь в больницу с панкреатитом (не было? Будет). Убежишь на второй день, обвинишь врачей в грубости и всю жизнь будешь называть их коновалами. Родителей вообще не слушай, они из другого поколения и нихуя не понимают. Вообще, после того, что ты перенес в детстве (ты же все запомнил, правда?), они не имеют права вмешиваться в твою жизнь.

 

Рекомендация четвертая. Обмани самого себя.

Собственно, весь аддиктивный путь — это грандиозный самообман, и ты, дорогой друг, уже комфортно прозябаешь в этом самообмане. Но! Когда минусы, связанные с употреблением, начнут перевешивать плюсы, у тебя могут возникнуть сомнения: а так ли ты все делаешь? А что, если ты ошибся? Что, если ты облажался? Что, если жизнь — прекрасна, а ты как долбоеб погрузился в свою зависимость и пропускаешь настоящие радости бытия? Если начнется вот такой фарш в голове, ты знаешь что делать: употребляй еще больше, затуманивай сознание, пей, кури, еби гусей. И не ссы: есть огромный набор дезадаптивных защит, с помощью которых можно уменьшить болезненный контакт с реальностью: я не алкоголик, я не валяюсь под забором; сосед пьет больше; трава же не наркотик же же; хочу пью, не хочу — не пью; это не ваше дело; это мой образ жизни; я заебался и хочу расслабиться; мне скучно; все заебало; вы все против меня. Будь настойчив в своем отрицании. В хорошем отрицании можно проупротреблять лет десять и даже дольше. У меня был пациент с тремя высшими образованиями. Он выпивал по бутылке водки каждый день в течение 20 лет и с пеной у рта вопил: “У меня нет зависимости! Идите все нахуй!” Какая экспрессия, какой характер! Бери с него пример.

 

Рекомендация пятая. Обмани ближнего своего как самого себя.

Проблема в том, что они все видят. Мать, отец, брат, сестра, жена, дети. Иногда ты смотришь на них и думаешь: откуда вы, блять, все взялись… пил себе, никого не трогал… Но они — есть, они ебут мозг, с этим надо что–то делать. Не стоит изобретать велосипед, все уже придумано, у тебя есть стандартные тактические приемы: прятать, отрицать, преуменьшать, обещать, избегать, пропадать, забивать хуй.

 

Рекомендация шестая. Обмани доктора как ближнего своего и как самого себя.

Рано или поздно это случится. Тебя силой привезли в больницу, укололи, усыпили, прокапали, привели в чувства. Чувства, блять. Нахуй они тебе нужны, эти чувства. Ты знаешь, что тебе нужно, но открыто об этом говорить нельзя. Особенно если врач оказался профессионалом, слушает тебя, не критикует, не читает морали, не учит жизни. Это опасно! Так можно и поверить ему! Не вздумай! Повторяй себе: ему похуй я и мои проблемы, у него таких как я тыщи, он просто делает бабки, он не тем лечит, эти таблетки вредны для моего здоровья, я теперь буду употреблять не так много, клянусь. Обмани врача. Расскажи о том, как тебя пиздили в детстве (в этот момент доктор автоматически забывает, что и он был ребенком и его тоже нет–нет да шлепали по попе), как гнобили в классе, как ты попал в дурную среду и как тебе тяжело с такой женой, как Таня, сука. Твоя задача — быстрее выбраться, дальше ты что–нибудь придумаешь. Что–нибудь придумаешь. Восстановишь немного здоровьице, а там будет видно.

 

Рекомендация седьмая. Срывайся.

Прими мои поздравления, ты находишься в красной зоне, а это значит, что у тебя клинически продиагностирована аддикция. Доктор, собирая наркоанамнез, выявил минимум 3 признака из 6 (сильное или непреодолимое влечение, утрата контроля, изменение толерантности, формирование синдрома отмены, утрата альтернативных интересов, употребление несмотря на вредные последствия). Теперь ты — полноценный аддикт. Дальше твоя жизнь предсказуема: время от времени срываешься, тебя спасают созависимые родственники, снова срываешься, снова спасают — и так до последнего. Важно помнить одно: в тебе самом есть толика здравомыслия и инстинкт самосохранения, и это может стать угрозой твоей аддикции. Ведь кто–то из аддиктов выздоравливает. Запомни: опасность таится в группах взаимопомощи, в церкви и в реабилитационных центрах. Но ты знаешь, как их избежать: убеди себя в том, что анонимные алкоголики — сектанты, что церковь — это замена одной зависимости на другую и что реабцентр — это тюрьма, а ты по природе своей свободолюбив, вот так вот. Похуй, что твоя зависимость — это и есть тюрьма, просто она не снаружи, а внутри тебя, но это слишком тонко как для них, так и для тебя самого, забудь. Твоя задача: время от времени срываться, ведь зависимость — это хроническое прогрессирующее расстройство поведения и психики с высокой рецидивоопасностью, ты об этом в брошюре читал, сидя в курилке наркологички, так что ты не виноват.

 

 

Рекомендация восьмая. Деградируй.

Дружок, после многолетней аддикции осознавать, что ты своими руками проебал свою жизнь — это ад. Так что деградация — твое спасение. Деградируй. Это не требует особых усилий. У опиатных наркоманов это происходит само по себе и даже называется специальным термином: синдром Бройтигама (поражение ядра личности, утрата чувства долга, ответственности, совестливости), но этого недостаточно. Поэтому они в дальнейшем спиваются чаще всего. Ибо у алкоголиков для деградации имеется масса надежных органических причин, связанных с поражением органов–мишеней, так что выбирай: печеночная энцефалопатия, алкогольная энцефалопатия, корсаковский синдром, алкогольная эпилепсия с вытекающей из нее эпилептической характеропатией. Деградируй. Умирая в одиночестве, твердо помни: ты — говно, люди — говно, жизнь — говно. Жизнь, блять. Жизнь останется так называемым нормальным целеустремленным людям, пусть они с ней и ебутся.

15 признаков квасного патритоа

Самый ценный ресурс — это время. Время даже ценнее здоровья, так как можно улучшить свое здоровье при помощи разных спортивных процедур и медикаментозных методик, но упущенное время никак не вернуть.

 

В наш информационный век очень много времени уходит на общение с посторонними людьми через интернет. К сожалению, среди этих людей часто встречаются глупые, зомбированные квасные патриоты, которых часто обзывают ватниками, рашкованами и другими обидными кличками. На самом деле следует относится к ним как к больным, страдающим например, хроническим метеоризмом, которые напрочь отказываются от лечения.

 

С такими людьми просто неприятно находится рядом — они способны только портить воздух и принять иное мнение, которое нарушает их внутренний выдуманный мир — просто не в состоянии. Самый лучший способ реакции на такого «информационного пердуна» — это его блокировка, если есть возможность. А если нет — просто игнорирование. Все ваши доводы и аргументы квасной патриот проглотит и выдаст в ответ очередной вонючий залп. Оно вам надо?

 

Для экономии вашего времени я составил список уверток, которыми любят манипулировать наши товарищи православные россияне. Как только вы найдете один или несколько подобных доводов — сразу прекращайте общение и не теряйте свое время. Итак, вот список:

 

  1. Абсолютное отрицание:

    Финансирование медицины на крайне низком уровне, что влечет проблемы со здоровьем россиян.

    «Нет, только не я. У меня нет проблем со здоровьем. У моих близких нет, мы все долгожители. Все мои соседи здоровые. Проблем с медициной в России нет!».

  2. Минимизация:

    Большинство проблем связаны с тотальной коррупцией. Все берут взятки и дают взятки. Например, автоинспекторам.

    «Я не так уж много даю. Я знаю, что это проблема есть, но она не настолько серьезна, как думают либерасты».

  3. Уход от ответа с помощью отказа:

    Почему дети российских чиновников и депутатов обучаются заграницей, а дети заграничных чиновников и депутатов не обучаются в России?

    «Я не буду об этом говорить. Я буду говорить о чем угодно, про тупых американцах, хохлах, но только не о моих непатриотичных властьимущих».

  4. Уход от ответа с помощью забалтывания:

    Почему так называемые «ДНР» и «ЛНР» требуют выплат пенсий от Украины, но при этом хотят быть самостоятельными?

    «Я буду говорить о чем угодно, о зверствах хунты, подвигах ополченцев, выдавать кучу картинок и заговорю тебя до смерти, но не отвечу на твой вопрос».

  5. Уход от ответа с помощью скандала:

    Россия незаконно аннексировала Крым.

    «Я тебе покажу Кузькину мать, сотрем хохляндию в радиоктивный пепел, если скажешь хоть слово про Крым!»

  6. Поиск козла отпущения:

    «Я плохо живу из–за санкций ЕС.». «Если бы мы не забрали Крым, там были бы ракетные базы США». «Англичанка гадит».

  7. Рационализация:

    «Когда мне указывают на падения уровня жизни, я могу обвести вокруг пальца кого угодно, приводя доводы в пользу роста ВВП».

  8. Интеллектуализация:

    «Проблема злоупотребления властью и откаты уходит корнями в наши традиционные социокультуральные тра–та–та…».

  9. Сравнение:

    «В Америке негров линчуют. В Европе геи».

  10. Безнадега:

    «Я не верю, чтобы мое действие что–то могло поменять. Как можно ожидать от обычного человека, вроде меня, что он сможет изменить государственный строй?»

  11. Бахвальство:

    «Я не давал взяток уже лет пять, я понимаю, в чем чревата коррупция, и эта проблема уже решена. Я слишком хорош, чтоб нарушать закон».

  12. Обусловленная ненависть:

    «Я никогда не пойду на митинг, потому что тогда я подорву стабильность, как это сделали хохлы. Эти последствия напугали меня до того, что я буду постоянно сидеть дома и ни во что не вмешиваться. Поскольку я знаю, какой ужасной будет моя жизнь, если я стану скакать как майдауны. А поскольку кругом враги, то я всегда буду начеку».

  13. Уступчивость:

    «Я соглашусь со всем, хочешь сказать, лишь бы написать пропагандистский комментарий. Мне просто за это платят, а ты делаешь это бесплатно (ха, ха, ха)».

  14. Манипуляция:

    «Я позволю тебе участвовать со мной в дискуссии, если это выгодно для меня. А если ты будешь в диспуте, то я просто прекращу тебе отвечать на неудобные вопросы».

  15. Статистическое оправдание:

    «Я поддержу того, за кого голосовало 86%, и я буду поддерживать этот выбор, даже если этот выбор ошибочным, поддельным или просто плохим».

Советская и зарубежная школа

 

Все советские образовательные школы создавались с одой единственной целью — быть прообразом тюрьмы/армии, куда их сдают родители на время своего отсутствия дома. Советские учителя — прежде всего не преподаватели, а надзиратели.

 

А иначе и нельзя было, потому, что нет массового спроса на реальные услуги по обучению детей. Ну то есть он есть, но не массовый. Немногие специализированные школы с квалифицированными учителями могли существовать при СССР, но массово эту систему не возможно изменить. Просто потому, что массам не нужны такие услуги.

 

С зарубежной школой было все иначе. В бедных районах были плохие школы с усталыми преподавателями и детьми-бандитами. В престижных — хорошие педагоги и приличные дети. Конечно, плохих школ больше хороших, потому что сантехники и парикмахерши нужны в большем объеме, чем ученые или космонавты.  А еще многие хорошие школы были готовы взять бесплатно в класс ребенка-отличника из плохих школ. Чем лучше ребенок учился — тем выше у него был шанс улучшить свою жизнь.

 

А советская система образования плодила никому не нужных ИТР, которыми были заполнены разные НИИ. Об бездельниках с высшим образованием можно посмотреть в старых советских фильмах — «Служебный роман», «Самая обаятельная и привлекательная». Тем, кому не хватило ума даже на ИТРа — шли в гуманитарии. Советский рабочий получал больше за свой неквалифицированный труд, чем советский инженер.

 

Именно поэтому в СССР так ценились японские калькуляторы — маленькие и шустрые, а не убогие некрасивые ублюдки, которые отечественная промышленность выдавала за электронику. Про магнитофоны и телевизоры я вообще молчу.

 

В СССР просто некому было делать хорошие товары народного потребления. Да и не за чем — пипл и так схавает.

 

А пипл хавал, вставав в пять утра, занимал часовые очереди и переживал, что не успеет купить, что пипл впереди него все скупит и схавает сам. А радио все играло радостный марш под который советский народ должен был делать утреннюю зарядку, но все стояли в очереди. Снег сыпал и сыпал, на головы пипла, на дерьмо, которое ему продавали. А радио играло и играло, а снег сыпал и сыпал.